Вторник, 15 июня

Бывший секретарь Совета безопасности Арцаха (2020), бывший командующий Армией обороны (1993-99) Самвел Бабаян дал обширное интервью сайту “Меронк”, рассказав о ходе 44-дневной войны, неудачных операциях и упущениях. Бабаян предлагает возбудить уголовные дела по ходу войны и начать расследование. Сайт Civilnet выделил несколько эпизодов из интервью.

 О довоенной ситуации

Мы пытались выяснить с Советом Безопасности, есть ли у противника то, что я знаю, или больше. Мы пытались разобраться с этим вопросом, отправили письмо в Армию обороны. Из Армии обороны сказали, что мы должны обратиться к министру обороны Армении. Я позвонил министру обороны Армении [Давиду Тонояну], он уклончиво ответил: “Это секретно”.

Мы хотели узнать об оружии, воинских частях, они дали понять, что не могут предоставить нам эту информацию. Во-вторых, мы не смогли выйти на позиции. Совет безопасности – совещательный орган, но, не имея информации о противнике, мы должны были разработать программу. Давид Тоноян говорил, что он должен приехать в Арцах, когда он приедет, мы поговорим об этом. Потом оказалось, что он приехал и как приехал, так и уехал. Я понимал, что они всячески пытались мне помешать.

О резервистах

Нагорный Карабах должен был собрать 17,5 тысячи резервных ресурсов, на первом этапе — 7,5-8 тысяч. Первый этап был выполнен на 90%. После этого не выполнено, потому что государство должно было немедленно поставить себя на рельсы войны, чего не произошло, а во-вторых, было свободное движение, чтобы приходить и уходить, кто хочет. Об этом я сказал премьер-министру Армении, президенту Арцаха. Армения, которая должна была предоставить 11 000 резервных ресурсов, дала 6-7000, большинство из которых все еще не могли выполнить задачу.

Когда армия видит, что мы не можем подавить БПЛА и артиллерию противника, они пугаются. Командиры воинских частей тоже не в состоянии выполнить задачу, потому что их способности не вести за собой 4000 человек, их способности – вести за собой 2000 человек.

[Командующий Армией обороны Арцаха] Джалал Арутюнян был вынужден дать 19-летнему ребенку лейтенанта и назначить командиром взвода. Офицер убегает, не выполняет или качественно не на месте. Это говорит о десятилетней кадровой политике. Джалал Арутюнян может подтвердить. Офицерский состав кормил ложью, а генералы теперь говорят: “Я не виноват, виноват другой”. В последние десять лет, кто бы ни был начальником штаба, командиром, все несут ответственность.

Военные комиссариаты, отправляя в Джебраил, неужели они не понимали, что в этом ресурсе должно быть больше тех, кто прослужил в Джебраиле, нужно было правильно организовать? Пусть проведут честное расследование, наше общество четко поймет, что произошло.

Начало войны 

Утром 27 сентября армянская сторона потеряла за 15 минут 50 процентов своих противовоздушных сил и 40 процентов артиллерии. У врага были спутники, через которые он смотрел, имелись снимающие БПЛА. Произошло это за 15-20 минут. Если армянская сторона потеряет 40% артиллерии, это большая катастрофа, а ПВО – 50%.

В 2016 году, когда я объяснял, что ракеты и артиллерия врага градом упадут на головы детей… это началось по двум основным направлениям: Талиш-Матагис и Горадис. Через четыре-пять дней противник прорвался с южного направления и стал расширяться в четырех-пяти направлениях, развивая атаки. Теперь, когда генералы обвиняют друг друга, политизируют это, это мне знакомо с 1992 года, когда они проигрывают – все виноваты, они предатели.

О провале Южной линии

Прорвав 9-11 километров на юге, противник изменил общую линию фронта с 270 километров до 470 километров. У нас также не было ресурсов, чтобы заткнуть рот противнику. Предлагаю создать командный пункт на юге и предлагаю Моси ​​[Мовсес Акопян, командующий Армией обороны — 2007-15; Начальник Генерального штаба ВС РА — 2016-18 гг. 2019-20 начальник Службы военного контроля Минобороны] пойти по этому направлению. Позже он сказал, что не сделал этого из-за личных проблем. Этот человек был начальником штаба, он знает первый, второй, пятый корпуса, офицеров воинских частей, я не знаю. Он был там два года назад. Генерал-полковник говорит: у меня старая личная проблема, я не поеду. Теперь давайте разберемся, почему он не едет, знает свою армию, людей, которых он назначил, возможности, способности. Человек с таким названием отказывается выполнять этот приказ.

Теперь задаю вопрос: если восьмилетний командующий Армией обороны, четырехлетний начальник штаба отказывается выполнять возложенную на него задачу, то чего вы требуете от младшего офицера, командира полка? Они тоже отказались, эта ситуация была создана из этого отказа. И для этого человека нет наказания: “Я этого не хотел и все”. Генерал, рассказывает, тут “Искандером” ударили, там ударили или кто-то в штаб пришел, я это сказал и так далее.

Предложение Самвела Бабаяна

Когда противник прорвался и подошел к Джабраилу, расширяясь в сторону Худаферина, я предложил перекрыть дорогу около села Горадис и рассечь врага. Я лично предложил это Джалалу Арутюняну, и Джалал лично в этом принял участие, сформированы две бригады. Закрыв эту дорогу, мы бы не получили сложившуюся ситуацию, мы перекрывали их снабжение. Перед операцией входили две танковые бригады и, двигаясь друг за другом, двинулись вперед.

Когда наши люди уходят, азербайджанцы встречают наши танки флагами, не понимая, что это наши танки. Азербайджан дает 150 жертв и там происходит массовое убийство. Но вторая бригада даже не пытается двинуться вперед, усилиться: Командир ранен в ногу, заместитель не выполняет приказы и т. д. Не смог разработать операцию, я могу подсказать.

Следствие должно выяснить, почему две бригады не смогли выполнить поставленную задачу, и кто виноват. Вы выходите на поле боя с артиллерией, все нормально, но вы не подчиняетесь приказу. Если бы была эта операция, у нас не было бы 2000 жертв, мы не потеряли бы эти территории. Джалал Арутюнян объяснил им на конкретной карте: меняете ли вы ситуацию войны или мы остаемся в этой ситуации? Пусть наше общество точно знает, почему этого не произошло․․․ Я говорю со слов командующего Армией обороны, три часа противник не понимал, что происходит. Должны были пойти, засесть, укрепить. Почему этого не произошло?

Падение Шуши

В селе Сгнах [азербайджанцы] создали базу и тянулись к Шуши. Было три батальона, три из Армении, и один из Карабаха. Батальон “Араджадзор” должен был пройти через Евангелие и взять холм, отрезать врага от дороги и окружить Сгнах с обеих сторон, вынудив врага отступить из Шуши.

В селе Шош командирам объясняют операцию, что проблема Шуши будет решена. В ночь на 5 ноября, в 2 часа дня, мне сказали, что батальон «Араджадзор» отказался, затем два армянских батальона отказались это сделать. Потом выясняется, что когда у нас была эта встреча, к этим ребятам пошел глава Мартакертского района. Пусть следствие выяснит, что они сказали, почему была создана такая ситуация.

Я был удивлен терпением Джалала Арутюняна. Сейчас говорят, что Пашинян должен был остановить… напрямую говорили, нужно отдать Шуши взамен. Вы согласны? “Нет!”. Ну а если нет, то мы воюем. Сегодня преподносят с другой стороны. Насколько я понимаю, он должен был остановиться после того, как взяли Шуши.

По поводу отсутствия оружия․ “Армения дала все, что имела, чего не имела”

У нас не было зенитных войск, у нас было шесть «Тор», четыре из которых подбиты. 2-го числа нам передали еще 4 штуки, которые могут держать площадь 40-45 километров, не более. Но я сказал, что длина линии стала 470 километров. Зенитные силы были нулевыми. Сейчас говорят, что было оружие, Армения его не дала.

Я говорю: Армения дала то, что у нее было, и чего не было. Все сказки о том, что у нас было оружие, не соответствуют действительности. У нас этого не было. По понятным причинам Россия не была обязана предоставлять нам оружие, мы должны были его вовремя закупить. Никто не должен был, мы должны были это иметь. Если у нас нет оружия, что делать, поставить своих людей под мясорубку, для чего?

Фото — CivilNet

СМИ обязаны цитировать материалы Aravot.am с гиперссылкой на конкретный материал цитирования. Гиперссылка должна быть размещена в первом абзаце текста.

Share.

Leave A Reply