Пятница, 18 июня

Раз пошла тема Искандеров , то я расскажу. В Москве , примерно месяц назад у меня состоялся  тяжелый , длительный разговор с НГШ армянской армии Оником Гаспаряном. Обо всём я рассказать не могу , но раз Никол поднял тему этого уникального оружия, то приведу почти дословно что сказал Оник, а там сами решайте. Об этом в Telegram написал российский журналист, председатель совета директоров ОАО «Редакция газеты «Известия»» Арам Габрелянов.

«Раз пошла тема Искандеров , то я расскажу. В Москве , примерно месяц назад у меня состоялся  тяжелый, длительный разговор с НГШ армянской армии Оником Гаспаряном. Обо всём я рассказать не могу, но раз Никол поднял тему этого уникального оружия , то приведу почти дословно что сказал Оник, а там сами решайте.

На третий день войны я , как начштаба армии решил применить Искандер по двум стратегическим объектам. Нефтепроводу Баку – Джейхан, и ещё одному. Пашинян категорически запретил, хотя русские дали понять, что мол ваше дело и ваша война. За три дня до падения Шуши я запросил у Пашиняна разрешения нанести удар двумя Искандерами по огромному скоплению живой силы противника прямо у подножья Шуши. Пашинян категорически запретил, сказав , что мировая общественность нас проклянет, если мы единовременно убьём несколько тысяч солдат врага. Единственный раз мне разрешили применить Искандер, уже по городу Шуши. Я его применил . Мы воспользовались этим и успели ввести в город несколько танков. Через два дня пришёл приказ мне – оставить Шуши и отступить», – написал Арам Габрелянов.

Share.

Leave A Reply